Жили дед и баба. И была у них дочка Аленка. Но никто из соседей не звал ее по имени, а все звали Крапивницей.

- Вон,- говорят,- Крапивница повела Сивку пастись.

- Вон Крапивница с Лыской пошла за грибами. Только и слышит Аленка: Крапивница да Крапивница...

Пришла она раз домой с улицы и жалуется матери:

- Чего это, мамка, никто меня по имени не зовет?

Мать вздохнула и говорит:

Жил один пытливый хлопец Андрей. Хотел он все знать. Куда ни глянет, что ни увидит, обо всем у людей расспрашивает, обо всем выведывает. Плывут по небу облака... Откуда они взялись? И куда плывут? Шумит за деревней река... Куда течет? Растет лес... Кто его посадил? Почему у птиц крылья. всюду вольно летают, а у человека нет крыльев?

Люди отвечали ему, отвечали, да под конец видят, что и сами-то они не знают, что отвечать.

- Ты, Андрей, хочешь быть всех мудрей, - стали люди над ним смеяться. - Да разве ж можно все знать?

Но не верит Андрей, что нельзя всего знать.

Жила в одном сельце старенькая бабка. А сельцо-то было небольшое, дворов с десять. И на самом его краю стояла бабкина хатка. Такая же старенькая, как и бабка.

Нашелся какой-то добрый человек, поставил подпорки к бабкиной хатке и завалинкой ее обложил. И стоит она, не зная, на какой ей бок повалиться. Насобирает бабка щепок, растопит печку да и греется себе у огня. Понятно, старому человеку и летом-то холодно. Коли есть что, то поест, а нету — и так обойдется.

А проезжал раз через то сельцо пан. Увидел он знакомую бабку и удивился.

Жили-были дед да баба. Жили они бедно-пребедно, ничего у них не было, была только одна кошелка ржи. Вот дед и спрашивает как-то бабу:

— Бабка, бабка, что нам делать с этой рожью?

— Иди на мельницу, смели там рожь — хлеба на печем,— говорит та.

Пошел дед на мельницу, смолол рожь и понес муку домой.

Откуда ни возьмись, налетел вихрь и развеял всю дедову муку. Принес дед домой пустую кошелку.

Разговорилась однажды волчица с волком.

- Плохо тебе, волк, живется, - вздыхает волчица.

- Почему? - поглядел на нее волк.

- Да ты все по кустам шатаешься, от людей скрываешься.

- Хм, - пробурчал волк, - ты ведь тоже от людей прячешься...

- Нет, я где хочу, там и хожу, и никто меня не видит.

Жили два брата: богатый и бедный. Богатый сам ничего не делал, было у него много работников. А бедный удил в озере рыбу - тем и жил.

Справлял раз богатый свадьбу - сына женил. Много собралось у него гостей.

"Пойду-ка и я к брату в гости”, - думает бедняк. Взял он взаймы у соседей каравай хлеба да и пошел на свадьбу.

Пришел и стоит на пороге с хлебом. Увидел его богатый брат:

- Ты чего притащился? У меня тут гости не тебе чета! Убирайся отсюда!

И прогнал его.

Было у одного человека трое сыновей, двое умных, а третий дурачок.

Старший сын, Степан, умел на скрипке играть, средний, Пилип, - на дудке, а меньшой, Иван, ни к чему не способный: сидит на печи да всё лучинки строгает.

Выросла у того человека в саду яблонька, а на ней золотые яблоки. Любуется отец яблоками, и сыновья рады. Каждое утро ходят в сад поглядеть, целы ли они.

Проверили как-то - не хватает одного яблока! И на другое утро не досчитались одного яблока...

Пригорюнился отец: "Видно, - думает, - какой-то вор повадился в сад лазить". Говорит он старшему сыну:

Жили себе дед и баба. Бедно жили. Известное дело — старики: ни работать, ни заработать не могут, только и было у них то, что соберут подаянием.

Дождались они весны. Начали люди сеять.

Вот баба и говорит деду:

— Ты бы, дед, хоть немного проса посеял. Я припрятала на посев с гарнец. Тогда мы каши бы наварили, а то сухари больно для наших зубов твёрдые.

— Хорошо,— говорит дед,— посею.

Было оно или не было, правда ли то или нет,- послушаем лучше, что сказка сказывает.

Ну так вот. Прилетел в один край страшный-престрашный змей. Вырыл себе среди леса у горы глубокую нору и лег отдыхать.

Долго ли отдыхал он, никто не помнит того, но как поднялся, то сразу громко закричал, чтобы все слышали:

- Эй, люди - мужики и бабы, старые и малые,- приносите мне каждый день дань: кто корову, кто овечку, а кто свинью! Кто принесет, тот в живых останется, а кто нет, того проглочу!

Переполошились люди и начали носить змею что положено.

Жил в одной деревне старик со старухой. И было у них трое сыновей. Бедно жили они, с хлеба на квас перебивались.

Померла старуха, а за ней пришел черед и старику. Позвал он перед смертью сыновей и говорит им:

- Не нажил я вам хозяйства, поделю, что имею.

И дал он старшему сыну желтого кота, среднему - жерновки, а младшему, Ивану, - пучок лыка на лапти.

Поделил так свое добро, а сам вскорости и помер. Пожили братья немного, поели отцов хлеб да и призадумались о заработках.

Взял старший брат желтого кота под мышку и пошел по свету работу искать.

Жили-были три ксендза. Разжирели они так, что прямо беда. Уж что они ни делали, какие лекарства ни принимали — ничего не помогает.

Посоветовали им доктора на воды ехать: может, говорят, вода из вас лишний жирок вытянет.

Пошли ксендзы по людям деньги на дорогу собирать. Зашли к одному человеку. Звали того человека Адась. Всю жизнь он работал на панской винокурне и был на разные выдумки тороват.

Выслушал Адась толстых ксендзов, подумал немного, а потом говорит:

Копал мужик погреб и нашел кусок золота. Очистил его от песка и думает: "Что ж мне с ним делать? Ежели отнести пану, то пан отберет и ничего за него не даст. Отнести шинкарю - тот обманет:

скажет, что это, мол, не золото. Дома хранить - могут воры украсть... Нет, отнесу-ка лучше его самому царю. Что он даст, то и возьму”.

Надел мужик новую свитку, обул новые лапти и понес царю золото.

Шел он, может, неделю, а может, и две.

Приходит наконец в царскую столицу. Подошел к царскому дворцу.

Жил на свете бедный-пребедный мужичок, и была у него жена, а детей не было. Дожили они до того, что хлеба купить не на что.

- Эх, жена,- говорит мужик,- поведем на базар последнюю коровенку, продадим да хлеба купим.

Пошел мужик корову в город продавать, а навстречу ему из города священник с причтом.

- Здравствуй, Тарас!

- Здравствуй, батюшка!

- Куда это ты, Тарас, козу ведешь?

- Батюшка, это же корова!

Жили дед с бабой. Были они такие бедные-пребедные, что ни поесть нечего, ни сварить.

Вот баба и говорит деду:

— Возьми, дед, топорок, поезжай в лесок, сруби дубок, отвези на рынок, продай да купи мерку муки. Напечём хлеба.

Собрался дед, поехал в лесок, начал рубить дубок. Спрыгнул с дуба котик — золотой лобик, золотое ушко, серебряное ушко, золотая шерстинка, серебряная шерстинка, золотая лапка, серебряная лапка.

— Дед, дед, что тебе надо?

Было у одного человека два сына. Выросли они, а отец и говорит им:

- Пора, сыновья, за настоящую работу приниматься. Кто из вас чем хочет заниматься?

Молчат сыновья, не знают, какую себе работу выбрать.

- Ну так пойдем, - говорит отец, - по свету породим да посмотрим, что люди делают.

Собрались и пошли потихоньку. Идут, сыновья г.о всему приглядываются, думают, какую бы им работу выбрать.

Жил дед, жила бабка. Была у них курочка-рябка. Снесла курочка яичек полный подпечек. Собрала бабка яички в горшок и поставила на шесток. Мышка бежала, хвостиком махнула, горшок упал, яички разбились.

Плачет дед, плачет бабка, курочка кудахчет, ворота скрипят, щепки летят, сороки трещат, гуси гогочут, собаки лают...

Идет волк:

- Дедка, бабка, чего вы плачете?

- Да как же нам не плакать? Была у нас курочка-рябка. Нанесла она яичек полный подпечек. Собрала бабка яички в горшок и поставила на шесток. Мышка бежала, хвостиком махнула, горшок упал, яички разбились.

Вы знаете, откуда взялся медведь?

Прежде медведь был таким же, как мы, человеком. Людей тогда было мало, и жили они в лесах. Охотились там на зверей и птиц. Летом собирали грибы и ягоды, копали корни растений и запасались ими на зиму. А больше всего запасались орехами и медом. Пчел было много. И водились они в дуплах да в земляных норах.

Люди искали пчел в дуплах, и кто первый находил их, тот обвязывал то дерево веревкой, и никто уже не имел права их трогать.

А жил в ту пору один человек - несусветный лентяй. Не хотелось ему самому пчел искать, вот и выдирал он чужих.

Один муж все с женой ссорился.

- Лентяйка ты! - кричит он на нее. - Я и пашу и кошу, а ты даже обед ленишься мне в поле принести!

- Да у меня работы дома побольше, чем у тебя в поле, - говорит жена. - Когда ж мне носить тебе еще обед?

Не верит муж жене:

- И какая там дома работа! С такою работой я шутя управлюсь.

Рассердилась однажды жена:

- Коли так, - говорит, - я поеду пахать, а ты дома оставайся.

Пошел человек в лес рубить дрова. Нарубил дров, сел на пень отдохнуть.

Приходит медведь:

- Эй, человече, давай поборемся!

Глянул человек на медведя: этакая махина - куда с ним тягаться! Сожмет лапами - и дух вон.

- Э-э, - говорит человек, - что мне с тобой бороться! Давай сначала посмотрим, есть ли в тебе сила. Тогда мы с тобой поборемся.

- А как будем смотреть? - спрашивает медведь.

Пошел один человек на охоту. Долго он бродил по лесам да болотам - ничего не убил. Наконец приметил на одном островке тура. Стоит он, красивый, как на картинке. Выстрелил охотник, тур прыгнул и помчался в кусты. Охотник за ним. Бежал, бежал и не заметил, как попал в трясину.

Выбирается он из трясины изо всех сил, да где там! Затягивает его трясина, засасывает. Вот по самый пояс уже засосала... Видит охотник - смерть подошла. Стал он звать на помощь.

Вдруг вырос перед ним щупленький седой дедок с длинной бородою, в лаптях в сажень длиною.

- Спаси меня, человече! - просит его охотник.

Давно это было. И старые люди того уж не помнят и рассказывают то, что от отцов и дедов слыхали.

Ну так вот. Дремучими полесскими лесами пробирался раз вечером черт в свое болото. Был он хмурый-прехмурый: за целый день не удалось ему сделать людям никакого вреда. А какой же из него после этого черт? Теперь хоть и в ад не показывайся - засмеют его там!

Тащится черт злющий-презлющий, невеселые думы его грызут. Вдруг видит - мчится по дороге пан из Варшавы. Впереди гайдуки едут, сзади тоже, а посередине пан в карете на мягких подушках сидит. Усы торчком, как у жука-короеда, шапка с тремя рогами, сапожки красного сафьяна, пояса со шнурами витыми, золоченые... Ну, словом на сто сажен паном несет!

Один богатый пан очень любил сказки слушать. Бывало, кто ему что ни наплетет, он все правдой считает.

Захотелось этому пану такую сказку послушать, какой бы он не поверил. И объявил он повсюду: "Если кто расскажет мне такую сказку, чтобы я сказал: врешь, дам тому тарелку золота".

Нашелся один такой сказочник. Звали его Янка. Приходит он к пану:

— Ставь, пан, тарелку золота, буду сказывать сказку.

Поставил пан на пол тарелку золота, а сам уселся в кресле и закурил трубку с длинным чубуком.

— Ну, рассказывай. Только смотри, как бы вместо золота розог не получить.

Ну так слушайте! Расскажу вам не сказку, а быль.

Было это еще во время панщины. И злые же были паны! Не люди, а зверье. Попадешь к такому вот пану, и хоть ложись да помирай: ничем ему не угодишь. И правду говорят: "Черта нянчить - не унянчить”.

Так вот и пан. Уж ты ему как стараешься и работаешь хорошо, а он все покрикивает: "Не так, негодяй, не так, оборванец, не так, пся крев!” и ест тебя поедом, издевается, презирает. А чуть что не угодишь, живьём шкуру сдерет.

Ой, тяжко, как тяжко было жить при панах!

Жили муж и жена. А детей у них не было. Горюет жена: некого поколыхать, некого утешить...

Пошел однажды муж в лес, вырубил из ольхи полено, принес домой и говорит жене:

- На, поколыхай.

Положила жена полено в колыбель и давай колыхать, песенки напевать.

- Люли-люли, сынок, с белыми плечами, с черными очами...

Колыхала день, колыхала второй, а на третий глядь - лежит в колыбели мальчик!

Жили дед с бабой. Было у них два сына и дочка Палаша. Красивые выросли сыновья - высокие да стройные. А дочка, та еще краше.

Сыновья землю пахали, хлеб сеяли, хозяйством занимались, этим вот и жили.

Однажды управились они до срока с работой, все с поля убрали, свезли и обмолотили.

Поглядел отец на неполные закрома да и говорит:

- А хлеб-то, сыны мои милые, нонешним летом скупо уродился. Не пойти ли вам к чужим людям на заработки? Запас беды не чинит.

Подумали братья - что ж, и правда: не мешало бы иметь лишний грош в хозяйстве. За него весной можно будет хлеба прикупить, коль своего не хватит. Да вот куда на заработки пойти? Кругом всё бедные люди живут.

Было у отца двенадцать сыновей, все хлопцы рослые да удалые.

Жили они на большой поляне, среди дремучего леса. Занимались хозяйством, охотились на диких зверей и птиц.

Старик-отец, как голубь седой, сидел и летом в кожушке и только распоряжался. И были в семье лад да любовь.

Оженились сыновья, пошли у них свои дети. Большая выросла семья. Все слушались старика-отца, и каждый делал свою работу.

Но вот спустя некоторое время умер отец. И пошли в семье нелады. Ссорятся жены братьев, одна другую поедом едят, нету согласья. И такая пошла между ними свара, что и мужья ничего поделать не могут. Кричат жены, хотят делиться.

Женился парень. Взял девушку в жёны не из своей деревни, а из дальнего села. Пожили они, мало ли, много ли, жена и говорит мужу:

- Съездил бы ты, Иванка, мою матушку навестить.

Запряг Иванка лошадь и поехал.

Хорошо его тёща встретила. Картошку на стол поставила, грибочков солёных, пирогов с рыбой. А потом налила в миску такое, чего он никогда не ел. И кислое оно, и сладкое, не густое, не жидкое, не холодное, не горячее. Вкусное! Ел бы да ел! Две миски Иванка съел. И спрашивает тёщу:

- Это что же вы такое наварили?

Когда-то, рассказывают, не было у зверей и скота хвостов. Только один царь звериный - лев - имел хвост.

Плохо жилось зверям без хвостов. Зимой еще кое-как, а подойдет лето - нету спасения от мух да мошкары. Чем их отгонишь? Не одного, бывало, за лето до смерти заедали оводы да слепни. Хоть караул кричи, коль нападут.

Доведался про такую беду звериный царь и дал указ, чтоб все звери шли к нему хвосты получать.

Кинулись царские гонцы во все концы зверей созывать. Летят, в трубы трубят, в барабаны бьют, никому спать не дают. Увидали волка - передали ему царский указ. Увидали быка, барсука - тоже позвали. Лисице, кунице, зайцу, лосю, дикому кабану - всем сказали, что надо.

Служила у станового лиса и службу свою старательно исполняла. Правда, неизвестно, кем и как она служила, - может, кур ему к обеду поставляла либо еще что.

Однажды становой говорит лисе:

- Проси у меня чего хочешь за свою службу. Что ни попросишь - все тебе дам!

Думала, думала лиса, чего бы попросить, и надумала.

- Дайте мне,- говорит,- свой колокольчик, чтобы, когда я где пройду, все меня боялись, как самого господина станового.

Попу Кириле никак не везло на работников. Сколько ни нанимал он их, ни один не жил больше месяца. Кто в том виноват? Поп жалуется, что работники-де виноваты. А работники - что поп: работать заставляет, а кормить не желает.

Так ли оно, или не так, но вот поехал однажды поп Кирила опять нового работника искать. Отъехал немного от дому, глядь - идет хлопец навстречу. С палкой в руке, с торбой за плечами.

Придержал поп лошадь.

- Куда идешь, паренек?

- Да куда глаза глядят.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru