Вы с ребенком плывете на паруснике, а разноцветные квадраты — это ваши паруса. Поднимая те или другие из них (по два-три одновременно), вы можете передать какую-нибудь весть находящимся на берегу. По сочетанию парусов они должны понять, везете ли вы радостные, тревожные или огорчительные новости. Пускай ребенок попытается придумать для каждого из этих случаев подходящую комбинацию парусов.

Пускай поднимет такие паруса, которые отпугнут неприятельский корабль, возомнивший, что вы можете стать его легкой добычей. Или наоборот — даст понять испуганным рыбакам, что на вашем корабле плывут мирные и доброжелательные люди, которых не надо бояться.

Во всех случаях вы будете убеждаться: цвет не безразличен для ребенка, он чувствует его эмоциональное воздействие, пользуется им как выразительным средством. Что же в таком случае мешало ему при выполнении задания более сложного, более близкого к реальной изобразительной деятельности, т.е. при раскрашивании двух рисунков, о котором мы рассказывали выше? Почему там цвет не стал для ребенка средством выражения содержания?

 


 

...Кеша задумался: как раскрасить рисунки, изображающие двух волшебников и их сады? Чувствуется, что его одолевают противоречивые мысли. Наконец раздается полувопрос-полуутверждение: «Трава ведь всегда зеленая...» Кеша явно ждет подтверждения, которое избавит его от мучений выбора и от ответственности за него.

Отвечаем: «Это сказка. Ты можешь сделать траву и зеленой, и любого другого цвета — какой считаешь подходящим».

Кеша говорит, как грезит: «В волшебных садах бывает и красная, и черная...» Ясно, что именно такими мальчик хотел бы видеть доброе и злое царства. Но... в свои шесть лет он слишком точно знает, что трава всегда бывает зеленая. И вот, со вздохом взяв первый попавшийся зеленый мелок, он прилежно красит два одинаковых сада.

— Узнали бы мы по твоим рисункам, где живет добрый волшебник, а где — злой?

Молчит...

Понятно, что не дает многим детям применять цвет как выразительное средство, — это известные нам цветовые стереотипы. Мы уже знаем, что они мешают точно видеть неповторимый цветовой облик предметов и явлений, а теперь убеждаемся, что они же стоят на пути воплощения в цветовом решении рисунка замыслов, настроений, оценки изображаемых персонажей. Какие же задания (кроме пристального наблюдения и сравнения цветов предметов, о чем уже говорилось раньше) могут освободить ребенка из-под ига этих стереотипов?

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru